Суд рассмотрел дело о нецелевом расходовании субсидии на инвалидов

Обзор судебной практики по спорным вопросам при нецелевом использовании бюджетных средств, Обзор судебной практики от 17 декабря 2015 года

Суд рассмотрел дело о нецелевом расходовании субсидии на инвалидов

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о нецелевом использовании бюджетных средств

Бюджетные средства в силу положений Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее – БК РФ) выделяются в распоряжение конкретных получателей бюджетных средств с обозначением направления их на финансирование конкретных целей, а любые действия, приводящие к нарушению адресности либо к направлению бюджетных средств на цели, не названные в бюджете при выделении конкретных сумм, являются незаконными.

Так, пунктом 1 статьи 306.4 БК РФ (ранее данное правонарушение регулировалось положениями статьи 289 БК РФ) установлено, что нецелевым использованием бюджетных средств признается направление средств бюджета бюджетной системы РФ и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств.

Указанная статья, регулирующая последствия нецелевого использования бюджетных средств, предусматривает бюджетные меры принуждения – взыскание бюджетных средств, используемых не по целевому назначению, и приостановление (сокращение) предоставления межбюджетных трансфертов (за исключением субвенций). Данные меры не являются административным наказанием в смысле Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ), вследствие чего при их применении нормы этого Кодекса не применяются.

Порядок взыскания указанных бюджетных средств регулируется бюджетным законодательством. Взыскание производится в бесспорном порядке финансовыми органами и органами Федерального казначейства (их должностными лицами) на основании уведомления о применении бюджетных мер принуждения органа государственного (муниципального) финансового контроля (пункт 1 статьи 306.2 БК РФ).

При этом применение к участнику бюджетного процесса бюджетной меры принуждения не освобождает его должностных лиц при наличии соответствующих оснований от ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации (в частности, административной и уголовной ответственности).

Так, статьей 15.14 КоАП РФ установлена административная ответственность за нецелевое использование бюджетных средств.

Объектом данного административного правонарушения являются бюджетные отношения.

Объективной стороной этого правонарушения является использование бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения, определенным в утвержденном бюджете, бюджетной росписи, уведомлении о бюджетных ассигнованиях, смете доходов и расходов либо в ином документе, являющемся основанием для получения бюджетных средств.

Субъектами указанного правонарушения могут быть как должностные лица организаций – получателей бюджетных средств, так и сами организации – получатели бюджетных средств.

Субъективная сторона данного правонарушения характеризуется исключительно умыслом.

При рассмотрении вопроса о законности меры принуждения в виде взыскания в бесспорном порядке бюджетных средств, используемых не по целевому назначению, примененной на основании статьи 306.4 БК РФ, а также дел о привлечении лиц к административной ответственности на основании статьи 15.14 КоАП РФ, необходимо детально анализировать объективную сторону рассматриваемого правонарушения, исключая возможность привлечения к ответственности за действия, которые не могут быть квалифицированы как нецелевое использование бюджетных средств.

Так, для составления и исполнения бюджетов бюджетной системы Российской Федерации используется бюджетная классификация Российской Федерации, которая представляет собой группировку доходов, расходов и источников финансирования дефицитов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, в том числе классификация операций сектора государственного управления (статьи 18, 19 БК РФ).

Если будет установлено, что исходя из содержания наименований статей и подстатей Классификации невозможно с очевидностью установить, на какую статью (в случае, когда статья не детализирована подстатьями) или подстатью Классификации участнику бюджетного процесса следовало бы отнести осуществленные им расходы (т.е. когда названные расходы могли бы быть равным образом отнесены на различные статьи и подстатьи Классификации), финансирование указанных расходов за счет средств, выделенных на любую из возможных к применению статей или подстатей Классификации, не может быть признано нецелевым использованием бюджетных средств (пункт 14.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 23 “О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации”).

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам, возникающим при нецелевом использовании бюджетных средств, а именно:

– квалификация действий как нецелевое использование бюджетных средств;

– действия, не подпадающие под нецелевое использование бюджетных средств;

– спорные вопросы применения бюджетных мер принуждения;

– административная ответственность за нецелевое использование бюджетных средств.

1. Квалификация действий как нецелевое использование бюджетных средств

1.1. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 20.10.

2015 N Ф01-4151/2015 по делу N А31-11366/2014

Исковые требования:

ООО “ЗУБиК” (получатель средств бюджета) обратилось в суд с заявлением о признании незаконными принятых Территориальным фондом обязательного медицинского страхования субъекта РФ (Фондом) акта комплексной проверки и требования о восстановлении средств, использованных не по целевому назначению, и уплате штрафа.

Решение суда:

В удовлетворении заявления отказано.

Позиция суда:

Установив, что по заключенному Фондом и ООО “ЗУБиК” (получателем средств бюджета) договору на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию последнее обязалось расходовать средства обязательного медицинского страхования, поступившие в медицинскую организацию, в соответствии со структурой тарифа, установленного Тарифным соглашением об оплате медицинских услуг по обязательному медицинскому страхованию на территории субъекта РФ в соответствии с Базовой программой обязательного медицинского страхования, при этом в соответствии с названным Тарифным соглашением при распределении средств на заработную плату работников медицинской организации не учитывается и в структуру тарифа не входит оплата труда специалистов с высшим и средним медицинским образованием, оказывающих медицинскую помощь, не предусмотренную разрешением на медицинскую деятельность (лицензией), и (или) не имеющих действующих сертификатов по соответствующей специальности, тогда как по результатам проведенной Фондом проверки ООО “ЗУБиК” установлено использование средств обязательного медицинского страхования на выплату в 2013, 2014 годах заработной платы медицинскому персоналу при отсутствии у них действующих сертификатов специалистов, суд пришел к выводу о том, что выплата заработной платы специалистам, не имеющим действующих сертификатов по соответствующей специальности является нецелевым использованием средств обязательного медицинского страхования.

1.2. Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 29.07.

2015 N Ф02-3421/2015 по делу N А58-7126/2014

Исковые требования:

ФКУ “Управление автомобильной магистрали Невер – Якутск Федерального дорожного агентства” (получатель средств бюджета) обратилось в суд с заявлением о признании недействительным представления Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в субъекте РФ (органа финансового контроля) о нарушениях бюджетного законодательства РФ.

Решение суда:

В удовлетворении заявления отказано.

Позиция суда:

Установив, что поступившие ФКУ “Управление автомобильной магистрали Невер – Якутск Федерального дорожного агентства” (получателю средств бюджета) средства федерального бюджета на выполнение работ по содержанию искусственных сооружений на действующей сети автомобильных дорог общего пользования федерального значения, в частности, на планово-предупредительные работы, использованы на другие цели, в частности на возведение искусственного дорожного сооружения, при этом доводы получателя средств бюджета о том, что произведенные работы относятся к работам по содержанию дорог, что соответствует заданию главного распорядителя средств федерального бюджета, не соответствуют буквальному содержанию данного задания, предусматривающего финансирование именно на содержание искусственного дорожного сооружения путем проведения в отношении данного сооружения планово-предупредительных работ, суд пришел к выводу о том, что получатель средств бюджета допустил нецелевое использование бюджетных средств.

1.3. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30.10.

2014 по делу N А28-15623/2013

Исковые требования:

Администрация муниципального образования (администрация получателя субсидии) обратилась в суд к Контрольно-счетной палате субъекта РФ (органу финансового контроля) с заявлением о признании недействительным представления о нарушениях бюджетного законодательства РФ.

Решение суда:

Заявленные требования удовлетворены частично: оспариваемый акт признан недействительным в части определения размера нецелевого использования субсидии и предложения восстановить в областной бюджет субсидию в спорной сумме; в удовлетворении остальной части заявленного требования отказано.

Позиция суда:

Установив, что субсидия муниципальному образованию (получателю субсидии) на капитальный ремонт и ремонт дворовых территорий многоквартирных домов, проездов к дворовым территориям многоквартирных домов населенных пунктов фактически частично использована на ремонт территории у здания Администрации муниципального образования, отметив при этом, что оспариваемые положения представления могут быть признаны соответствующими действующему законодательству, если органом финансового контроля доказано, что субсидия израсходована получателем субсидии на цели, не соответствующие условиям ее предоставления или могла быть использована с лучшими результатами в части, размер которой определен достоверно, суд исходя из отсутствия возможности объективно и достоверно установить, в какой именно части в рамках работ по ремонту проезда к дому и дворовой территории Администрацией оплачены работы, не соответствующие целям предоставления субсидии, сделал вывод о том, что имеющиеся в деле доказательства не позволяют признать достоверным размер нецелевого использования суммы субсидии, указанный в представлении.

1.4. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.08.

2015 N Ф04-21785/2015 по делу N А75-7767/2014

Исковые требования:

Администрация муниципального образования (администрация получателя субсидии) обратилась в суд с заявлением к Службе контроля субъекта РФ (органу финансового контроля) о признании незаконным предписания о возврате в бюджет субъекта РФ использованных не по целевому назначению средств субсидии в части подписания актов о приемке выполненных работ на дополнительные работы, не предусмотренные проектно-сметной документацией.

Решение суда:

В удовлетворении заявления отказано.

Позиция суда:

Исходя из того, что дополнительные работы, выполненные на объекте, не предусмотрены утвержденной в установленном законом порядке проектной документацией и не включены в сметную стоимость, определенную в связи с заключением соглашений о предоставлении субсидий из бюджета субъекта РФ на софинансирование объектов капитального строительства муниципальной собственности, поэтому не могли оплачиваться администрацией получателя субсидии (муниципального образования) за счет средств данной субсидии, а то обстоятельство, что проведение дополнительных работ осуществлено для достижения наилучшего итогового результата всего комплекса работ, не является достаточным основанием для вывода о законности проведения соответствующих спорных работ, суд пришел к выводу о том, что перечисление денежных средств, осуществленное администрацией получателя субсидии в счет оплаты выполнения названных работ, правомерно квалифицировано органом финансового контроля, как нецелевое расходование бюджетных средств.

1.5. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 11.09.

2015 N Ф03-3648/2015 по делу N А73-16796/2014

Исковые требования:

Краевое государственное бюджетное учреждение здравоохранения “Краевая клиническая больница N 2” министерства здравоохранения субъекта РФ (получатель средств бюджета) обратилось в суд с заявлением о признании незаконным требования Территориального фонда обязательного медицинского страхования субъекта РФ (Фонда) о восстановлении в бюджет фонда средства обязательного медицинского страхования, использованные не по целевому назначению, и уплате штрафа.

Решение суда:

В удовлетворении заявления отказано.

Позиция суда:

Указав на то, что структура тарифа на оплату медицинской помощи определяется как базовой программой обязательного медицинского страхования, так и территориальной программой обязательного медицинского страхования на территории субъекта Российской Федерации и, соответственно, расходование средств обязательного медицинского страхования должно осуществляться на условиях данной территориальной программы и быть строго целевым, установив при этом, что спорные средства израсходованы КГБУЗ “Краевая клиническая больница N 2” (получателем средств бюджета) на проведение капитального ремонта, что не предусмотрено тарифами на оплату медицинской помощи за счет средств обязательного медицинского страхования, а также не отвечает критериям, установленным пунктами 159160 Правил обязательного медицинского страхования, утв. Приказом Минздравсоцразвития России от 28.02.2011 N 158н (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений), суд пришел к выводу о том, что спорные расходы не подлежат включению в тариф на оплату медицинской помощи и должны быть восприняты как нецелевые расходы.

2. Действия, не подпадающие под нецелевое использование бюджетных средств

Источник: http://docs.cntd.ru/document/420329083

Нецелевое использование средств субсидии: обзор судебной практики

Суд рассмотрел дело о нецелевом расходовании субсидии на инвалидов

Источник: http://www.audit-it.ru/articles/account/

Несмотря на то, что субсидии, предоставляемые бюджетным (автономным) учреждениям на выполнение государственного (муниципального) задания либо на иные цели, не являются бюджетными средствами, административная ответственность предусмотренная ст. 15.

14 КоАП РФ за нецелевое использование средств бюджета, применяется и в отношении указанных субсидий. Об этом свидетельствует обширная судебная практика.

В начале порассуждаем о правомерности применения ст. 15.

14 КоАП РФ в отношении субсидий, предоставленных бюджетным (автономным) учреждениям из соответствующих бюджетов бюджетной системы РФ.

Названной статьей предусмотрена административная ответственность за нецелевое использование бюджетных средств. При этом в части применения данной статьи под нецелевым использованием бюджетных средств понимаются:

1) направление средств бюджета бюджетной системы РФ и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств;

2) направление средств, полученных из бюджета бюджетной системы РФ, на цели, не соответствующие целям, определенным договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств.

В первом случае субъектами правонарушений могут выступать только участники бюджетного процесса, поскольку речь идет об использовании бюджетных средств.

Во втором случае к субъектам правонарушений могут быть отнесены и бюджетные (автономные) учреждения, не являющиеся участниками бюджетного процесса, но использующие средства субсидий, полученных из бюджета на выполнение государственного (муниципального) задания либо на иные цели. Такие субсидии предоставляются на основании соглашений, заключенных с учредителями.

При списании средств субсидий с единого счета бюджета и зачислении на лицевые счета бюджетных (автономных) учреждений обозначенные средства переходят из разряда бюджетных средств в средства учреждений.

Несмотря на это, в случае выявления нецелевого использования средств субсидий, по мнению автора, к учреждению и его должностным лицам может быть применена административная ответственность, предусмотренная ст. 15.

14 КоАП РФ.

Стоит отметить, что нормами данной статьи за нецелевое использование бюджетных средств, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, предусмотрено наложение административного штрафа:

  • на должностных лиц – в размере от 20 000 до 50 000 руб. (или дисквалификация на срок от одного года до трех лет);
  • на юридических лиц – от 5 до 25% суммы средств, полученных из бюджета бюджетной системы РФ, использованных не по целевому назначению.

Случаи нецелевого использования субсидий

Если проанализировать сложившуюся за последнее время судебную практику, то можно увидеть, что в качестве нецелевого использования субсидий проверяющие чаще всего отмечают следующие случаи:

1. Оплата работ (услуг), не предусмотренных соглашением о предоставлении субсидии и (или) государственным заданием.

В Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2016 № 09АП-23860/2016 по делу № А40-1215/16 рассматривался иск о правомерности привлечения бюджетного учреждения к ответственности по ст. 15.14 КоАП РФ за нецелевое использование средств субсидии.

Из материалов дела. По итогам проведенной Росфиннадзором проверки было зафиксировано правонарушение, допущенное учреждением, по ст. 15.

14 КоАП РФ: учреждение осуществило нецелевое расходование средств федерального бюджета (субсидии), выразившееся в оплате услуг по добровольному страхованию транспортных средств (КАСКО), расходы на оплату которых не были предусмотрены соглашением о предоставлении субсидии, а также государственным заданием.

Учреждение признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 15.14 КоАП РФ. Административное наказание назначено учреждению в минимальном размере – в виде административного штрафа в размере 5% суммы средств, использованных не по целевому назначению.

Суд первой инстанции установил что соглашением о предоставлении субсидии на выполнение государственного задания установлена обязанность учреждения использовать такую субсидию в целях оказания государственных услуг (выполнения работ) в соответствии с требованиями к качеству и (или) объему (содержанию), порядку оказания государственных услуг (выполнения работ), определенными в государственном задании. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, определенных соглашением, учреждение несет ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Поскольку оказание услуг по добровольному страхованию транспортных средств (КАСКО) государственным заданием и соглашением не предусмотрено, указанные услуги не могли быть оплачены за счет средств субсидии из федерального бюджета.

Апелляционный суд признал выводы суда первой инстанции законными и обоснованными.

Источник: https://otchetonline.ru/pomoshh-buxgalteru/buhuchet/62433-necelevoe-ispol-zovanie-sredstv-subsidii-obzor-sudebnoy-praktiki.html

Верховный суд: долги за ЖКХ не повод отменять льготы

Суд рассмотрел дело о нецелевом расходовании субсидии на инвалидов

Верховный суд РФ вступился за права социально незащищенных категорий граждан на получение льгот по оплате коммунальных услуг и взносов за капремонт: суд рассмотрел спор инвалида II группы с чиновниками Смоленской области, которые из-за долга всего в 825 рублей лишили ее дотации.

ВС подчеркнул, что программа помощи определенным категориям граждан является федеральной, поэтому местные законы по ограничению в выплате компенсаций не являются главными.

Высшая инстанция также призвала суды более человечно относиться к жильцам, имеющим долги за ЖКХ, и изучать причины, по которым они не платят по счетам. Сама по себе задолженность не может являться основанием для лишения гражданина социальной поддержки, указывает ВС РФ.

Суть дела

Жительнице Смоленской области предоставлялась мера социальной поддержки в виде компенсации расходов на оплату жилых помещений и коммунальных услуг и частично — на капитальный ремонт.

Женщина исправно оплачивала все счета, но отказывалась вносить плату за четыре месяца на капитальный ремонт по принципиальным соображениям.

Из-за этой задолженности местные власти вовсе лишили инвалида II группы компенсации.

Заявительница сочла эти решения незаконными, но поддержки в Ярцевском городском суде, а позднее и в Смоленском областном суде она не нашла.

Отказывая истице в удовлетворении иска, суд в том числе сослался на региональный закон о мерах социальной поддержки инвалидов, согласно которому задолженность по оплате ЖКХ уже за два месяца является основанием для прекращения выплаты льготы. У истицы же была пропущена оплата за четыре месяца, значит, чиновники лишили ее компенсаций правомерно, посчитал суд.

Он также указал, что раз гражданин не выполняет своих платежных обязательств, то у него отсутствуют соответствующие расходы, значит и компенсировать ему нечего.

Позиция ВС

Верховный суд подчеркнул, что право определённых категорий граждан, в том числе инвалидов, на получение мер социальной поддержки в форме компенсации расходов, на оплату жилого помещения и коммунальных услуг установлено не региональными властями, а федеральными законами.

Порядок и условия компенсации расходов имеют целевое назначение — уменьшение фактических затрат граждан, в данном случае инвалидов, по оплате жилого помещения.

По общему правилу меры социальной поддержки в форме компенсации расходов на оплату ЖКХ предоставляются при отсутствии задолженности по оплате жилого помещения, коммунальных услуг, по уплате взносов на капитальный ремонт, а наличие долгов может являться основанием для приостановления или прекращения предоставления льготы, признает ВС РФ.

Однако, как указано в пункте 47 постановления пленума Верховного суда от 27 июня 2017 года No 22, само по себе наличие задолженности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг не может служить безусловным основанием для отказа в предоставлении мер социальной поддержки.

«Суду при разрешении споров, связанных с предоставлением мер социальной поддержки по оплате жилого помещения и коммунальных услуг, необходимо выяснять причины образования этой задолженности, период её образования, а также какие меры предприняты гражданином по погашению задолженности. Эти обстоятельства должны быть отражены в судебном решении», — говорится в постановлении.

ВС отмечает, что при наличии уважительных причин отсутствия оплаты ЖКХ в предоставлении мер социальной поддержки не может быть отказано.

К таким причинам могут быть отнесены невыплата заработной платы в срок, тяжёлое материальное положение жильца и дееспособных членов его семьи в связи с утратой ими работы и невозможностью трудоустройства, болезнь, нахождение на стационарном лечении собственника или членов его семьи, наличие в составе семьи инвалидов, несовершеннолетних детей и др., поясняет ВС.

Нормами смоленского законодательства установлен перечень оснований для приостановления и прекращения выплаты компенсаций, к которым относится и наличие долгов по оплате коммунальных услуг в течение двух месяцев, а также отсутствие мер по погашению задолженности в течение месяца после приостановки перечисления средств. Если же собственник перестал платить за ЖКХ по уважительным причинам, то выплата компенсации возобновляется.

Однако приведённый в местном законе перечень уважительных причин исчерпывающим не является, указывает ВС РФ.

Между тем судебные инстанции, решавшие спор по иску инвалида II группы, не учли взаимосвязь регионального и федерального законодательства, которые касаются этого вопроса.

Выводы судебных инстанций сделаны без учёта фактических обстоятельств дела и выяснения причин образования задолженности. Суды даже не стали устанавливать достоверный период образования долга, удивилась высшая инстанция.

Из материалов дела следует, что в течение более полутора лет инвалид оплачивала коммунальные услуги в полном объёме. Женщина столкнулась с трудностями лишь при оплате взносов за капитальный ремонт: региональный оператор составил договор таким образом, что из него вытекала обязанность оплатить эти взносы за уже прошедшие четыре месяца.

Жительница с таким подходом не согласилась и заключать договор не стала, а компании отправила претензию, на которую та так и не ответила. Но при получении первой же квитанции взносы на капремонт заявительница перечислила.

А по оплате предшествующего до рассылки квитанций периода между жительницей и региональным оператором до сих пор имеется судебный спор.

То есть задолженность в 825 рублей у жительницы образовалась по уважительным причинам, к тому же суду следовало учесть состояние здоровья истицы и тот факт, что впоследствии она регулярно и вовремя вносила оплату, отмечает ВС.

Таким образом, у департамента Смоленской области по социальному развитию отсутствовали правовые основания для отказа инвалиду в предоставлении компенсации расходов на оплату жилых помещений, коммунальных услуг, уплату взноса на капитальный ремонт,отмечает ВС РФ.

Высшая инстанция сочла возможным не только отменить все состоявшиеся по делу решения, но и принять новое: об удовлетворении исковых требований, о признании незаконными действий Департамента Смоленской области по социальному развитию и о возложении на чиновников обязанности возобновить выплату инвалиду II группы, включая период, на который ее необоснованно лишили льготы.

Неформальный подход

«Я поддерживаю позицию ВС РФ. Считаю её оптимальной и правильной в ситуации, которая разбиралась. Законодательство не терпит формального подхода к разрешению спорных ситуаций, ведь за этими ситуациями стоят люди, их реальные беды и реальные ситуации», — отмечает член Ассоциации юристов России Александр Самарин.

На его взгляд, суды нижестоящих инстанций не стали вникать в саму суть проблемы и не устанавливали причину неоплаты, хотя ВС РФ указывал неоднократно на то, что такой подход недопустим.

Он напомнил пункт постановления Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении», в котором ВС указывает, что решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Как видно из определения Верховного суда РФ, суды нижестоящих инстанций неполно рассмотрели дело, что, в свою очередь, привело к нарушению прав получателя субсидии.

«И такое, к сожалению, не редкость. Вызвано это как загруженностью суда, так и формальным подходом к рассмотрению споров.

Данное определение полезно в первую очередь получателями субсидий на оплату ЖКХ, капитального ремонта.

Теперь при наличии уважительных причин, по которым образовалась задолженность за жилищно-коммунальные услуги или капитальный ремонт, в суде можно ссылаться на данное определение для того, чтобы напомнить суду, что нужно не просто учесть наличие задолженности, но и выяснить почему задолженность за ЖКУ образовалась.

В перспективе это поможет получателям субсидии отстоять своё право на получение компенсации за ЖКУ и не допустить формального рассмотрения своего спора с органом, выплачивающим данную субсидию», — подчеркивает Самарин.

Кроме того, на его взгляд, по мере накопления судебной практики, увеличения оспаривания отказов в выплате субсидии, возможно уже на этапе решения социальными органами наличия оснований для выплаты субсидий, чиновники будут самостоятельно учитывать причину возникновения задолженности, что приведет к уменьшению нагрузки на суды за счет снижения числа споров.

Также, возможно, последуют изменения в региональном законодательстве с целью определения какие случаи являются уважительными в качестве основания образования долгов за ЖКУ и в методике определения уважительности причин неоплаты за ЖКУ, выразил надежду член АЮР. 

Алиса Фокс

Источник: https://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/27242/

Где миллиард? Прокурор Ямала не спас от проверок хищения из бюджета

Суд рассмотрел дело о нецелевом расходовании субсидии на инвалидов

Апелляционная инстанция обязала ямальских следователей проверить информацию о нецелевых расходах бюджетных средств.

Правоохранители при поддержке прокурора ЯНАО Александра Герасименко с 2012 года не обращали внимания на пропажу почти миллиарда рублей субсидии на развитие науки, выявленную аудиторами Счетной палаты.

Чем мотивировали силовики отказ проводить проверку, и как эти доводы разбил суд — в материале ПАСМИ.

Семь лет бездействия

История с исчезновением почти миллиарда рублей, выделенного из бюджета на развитие научной деятельности в ЯНАО, началась еще в 2012 году, когда Счетная палата региона указала на отсутствие актов выполненных работ на 900 млн рублей по «научному» траншу. Документы не были обнаружены и в ходе второй проверки аудиторов в 2017 году. Тем не менее, ни следственное управление СК РФ по ЯНАО, ни прокуратура региона расследованием нарушений, выявленных окружной Счетной палатой, не занимались.

В сентябре 2018 года ямальский активист, инженер-изобретатель Виктор Гузь обратился в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции» с письмом, в котором заявил, что почти половина бюджетных денег — около 420 млн рублей — ушла по договору с компанией «АСВТехСтрой» на реконструкцию резиденции бывшего губернатора Ямала «Варчаты».

По мнению активиста, именно это обстоятельство стало причиной бездействия в расследование пропажи миллиарда правоохранительных органов и прежде всего, регионального прокурора Александра Герасименко, которого связывают с нынешним главой Минприроды как рабочие, так и дружеские отношения.

В январе 2019 года Виктор Гузь был приглашен к главе Следственного управления СКР по ЯНАО Андрею Егорову на личный прием. В ходе встречи он подал заявление о признаках преступления, предусмотренного статьей УК РФ 285.

1 (нецелевое расходование бюджетных средств) в действиях должностных лиц правительства округа.

Речь в документе шла о бюджетных средствах в размере 995 млн рублей, выделенных в период с 2010 по 2016 год региональному инновационному фонду «Ямал», часть из которых была направлена на обустройство туристической базы «Варчаты».

Они должны быть в курсе:
— президент России Владимир Путин
— премьер-министр Дмитрий Медведев
— генпрокурор Юрий Чайка
— председатель СКР Александр Бастрыкин
— глава МВД Владимир Колокольцев
— председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев

Ответ на заявление пришел 10 марта текущего года за подписью и.о СУ СКР по ЯНАО Виталия Кондратенко. Там было сказано, что обстоятельства, указанные в заявлении, не подтвердились документальным исследованием, и что для проведения доследственной проверки нет оснований.

А в конце апреля постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Виктора Гузя вынес старший уполномоченный ОБЭПиПК ОМВД по Салехарду Е.Яхонтов. Согласно документу, заявление было зарегистрировано, по нему провели проверку, но события преступления выявлено не было.

Интересно, что одним из главных аргументов и следователей, и полицейских стало то, что объекты базы отдыха на озере Варчаты переданы в госсобственность в декабре 2017 года. То есть правоохранители подтверждают, что в период, указанный в заявлении Виктора Гузя, эти объекты государству не принадлежали.

Кстати, по данным ПАСМИ, переоформление турбазы было инициировано экс-губернатором как раз после серии журналистских расследований по РИФ «Ямал», чтобы оправдаться перед федеральными властями.

Все законно

Виктор Гузь обжаловал в судебном порядке отказ следователей регистрировать его заявление как сообщение о преступлении и проводить по нему проверку. Он обратился в городской суд Салехарда с просьбой признать незаконным бездействие сотрудников окружного СУ СКР и обязать их устранить допущенное нарушение.

Решение Салехардский суд вынес 18 июля. Судья Григорий Снайдерман отказал в удовлетворении жалобы Виктора Гузя, согласившись с доводами представителей следствия и прокуратуры.

По мнению суда, действия следователей, отказавшихся проводить проверку, не противоречат законодательству. Также суд обратил внимание на приобщенное к делу постановление полиции о проведении проверки и об отказе в возбуждении уголовного дела.

Виктор Гузь не согласился с решением суда первой инстанции и подал апелляционную жалобу в суд Ямало-Ненецкого автономного округа.

В жалобе он, в частности, заявил о незаконности вышеуказанного постановления ОМВД Салехарда об отказе в возбуждении дела, так как оно вынесено с нарушением подследственности: дела о преступлениях, предусмотренных ст. 285.1 УК РФ относятся к компетенции следователей Следственного комитета РФ.

Не выдерживает критики

29 августа апелляционная инстанция удовлетворила жалобу Виктора Гузя, признав незаконным бездействие сотрудников СУ СКР по ЯНАО и обязав руководителя следственного управления устранить допущенные нарушения и провести доследственную проверку по заявлению о нецелевом расходовании бюджетных средств.

Судья Сергей Скрипов заявил, что городской суд Салехарда «уклонился от проверки доводов Гузя В.Г. о наличии в его заявлении сведений», а выводы суда построены «на абстрактных, не основанных на материалах дела заключениях».

Суд также подтвердил факт нарушения подследственности при вынесении решения об отказе возбудить дело. «Оперуполномоченный полиции не имел полномочий на принятие какого-либо окончательного процессуального решения по сообщению об этом преступлении», — говорится в апелляционном постановлении.

Там также отмечается, что заявитель не должен игнорироваться, даже если не может быть признан потерпевшим: «Он добивается надлежащей проверки получивших огласку, в том числе, в средствах массовой информации, сведений о совершении преступления, приведшего к растрате бюджетных средств. Их целевое расходование является общественным интересом, и общество должно иметь гарантии привлечения к ответственности виновных в нецелевых растратах».

Согласно решению суда ЯНАО, «не выдерживают критики» заявления о том, что передача базы отдыха «Варчаты» в госсобственость может служить доказательством отсутствия нарушений: «Подобные ссылки скорее свидетельствуют в пользу заявителя: во- первых, они подтверждают закономерность вопроса о целевом расходовании бюджетных средств, выделенных на развитие инноваций, но потраченных на развитие базы отдыха, доступ к которой имел и имеет весьма ограниченный круг лиц; во-вторых, данная база не была и не является в настоящий момент социально значимым объектом».

Доводы заявителя о признаках преступления «заслуживают внимания, всесторонней и объективной проверки органами предварительного расследования, а по её результатам — мотивированной юридической оценки в процессуальном решении», отмечается в постановлении.

Прокурор для губернатора

Между тем, юридической оценки действий правительства ЯНАО, потратившего бюджетные средства на покупку дорогого оборудования и роскошных предметов интерьера для объекта, который в силу своей труднодоступности может использоваться весьма ограниченным кругом вип-лиц, Виктор Гузь пытался добиться не только в суде, но и в надзорных органах.

Все его обращения были безрезультатными. Так, в 2016 году на письмо активиста с просьбой проверить деятельность НО РИФ «Ямал» прокурор ЯНАО Александр Герасименко ответил отказом. По его словам, мониторинг ситуации ведет Счетная палата округа, что якобы не дает ему возможности провести доследственную проверку в полном объеме и вынести законное решение.

В марте 2019 года Виктор Гузь попытался записаться на личный прием к Герасименко, чтобы обжаловать действия ямальских следователей, отказавших в проведении проверки, но общественнику в проведении встречи отказали.

Не удалось ему добиться и приема в вышестоящих надзорных органах.

В ответе замначальника управления Генпрокуратуры по УрФО Владимира Дроздецкого на просьбу о личном приеме у заместителя Юрия Чайки говорится: «Заместители генерального прокурора РФ принимают граждан по вопросам, относящимся непосредственно к их компетенции при наличии ответа за подписью начальника главного управления, управления или отдела».

Таким образом, все решения возвращаются обратно на региональный уровень — к прокурору Герасименко.

А именно он, по данным источников PASMI, обеспечивал прикрытие не только «инвестиций» бывшего главы ЯНАО в свои резиденции, но и его сомнительные схемы в сфере энергетики и ЖКХ.

Есть также множество свидетельств личных взаимоотношений экс-губернатора и прокурора, в частности, они не раз летали вместе на охоту и рыбалку.

Но как бы то ни было, суд все-таки сумел занять позицию, отличную от мнения всесильного прокурора ЯНАО.

Кстати, по данным источников ПАСМИ, Александр Герасименко вскоре покинет должность главы надзорного ведомства региона: в Кремле готовят указ о его назначении на пост главы транспортной прокуратуры Уральского федерального округа.

Против этого кадрового решения выступали представители ФСБ — как Тюменского управления, так и центрального аппарата. Они настаивали на том, чтобы Герасименко был уволен со своего поста и лишен статуса прокурора.

Параллельно ямальские следователи проводят проверку по заявлению местного бизнесмена о признаках в действиях главы надзорного органа ЯНАО преступления, предусмотренного статьей 169 УК РФ — воспрепятствование законной предпринимательской деятельности.

В поисках инноваций

Тем временем, Виктор Гузь направил в следственное управление региона заявление с просьбой отреагировать на решение апелляционной инстанции прокуратуру ЯНАО и зафиксировать его сообщение о преступлении. Еще одно заявление — с просьбой принять меры прокурорского реагирования — направлено в ведомство Александра Герасименко.

Активист также просит следователей и прокуроров дать оценку представителю надзорного ведомства в суде, «настоявшего на приобщении сфальсифицированного постановления полиции», а также его руководителя.

Кроме того, в заявлении содержатся просьба «рассмотреть на предмет коррупционной составляющей» действия руководителей СУ СКР и прокуратуры региона, а также руководства ОМВД по Салехарду и судей Салехардского городского суда, «вынесших незаконные постановления в интересах перечисленных фигурантов».

Но главное предложение Виктора Гузя — создать рабочую группу по проверке «фактов создания якобы инновационных зданий сооружений и изделий, а также оказания инновационных услуг на вип-туристической базе отдыха „Варчаты“».

По замыслу активиста, в эту группу должны войти не только следователи, которые будут непосредственно заниматься проверкой изложенных в заявлении о преступлении фактов.

Фиксировать итоги их работы будут призваны представители прокуратуры и Счетной палаты ЯНАО, регионального управления Минюста, правительства региона, фонда «Ямал» и журналисты.

Только таким путем можно выяснить, на что все-таки потрачены почти 420 млн рублей, которые получила компания «АСВТехСтрой», считает Виктор Гузь.

Подробнее о сомнительных миллиардных схемах хищений в ЯНАО и роли прокурора Александра Герасименко — в подборке ПАСМИ «Губернатор и прокурор осваивают Ямал».

Источник: https://pasmi.ru/archive/241927/

ПравБаза
Добавить комментарий